Нет большего подвига, чем отдать свою жизнь за родину…

Интервью с Рузанной Хачатрян, президентом общественной организации “Армянская ассоциация военных докторов”

Г-жа Рузанна, поводом нашего интервью стала основанная Вами общественная организация, которая, как следует из названия, должна заниматься организацией здравоохранения системы обороны и различными вопросами, связанными с военными врачами.

Сегодня мы будем ссылаться на “Армянскую ассоциацию военных докторов”, однако чуть позже … потому что я не могу обойти тот факт, что Вы- жена Министра Обороны Сейрана Оганяна (так не будет искренне), и я не могу не удовлетворить интерес наших тысячи читателей. Почему Вы решили заниматься общественной деятельностью? Не достаточно ли счастье и слава быть женой национального героя Сейрана Оганяна …?

-Вопрос был откровенным, прямым, без подвохов, и я отвечу так же искренне. Цель создания “Армянской ассоциации военных докторов” заключалась не в умножении моего счастья и славы. Я по профессии врач, и, будучи женой Министра Обороны, я не могла оставаться равнодушной особенно в отношении вопросов здоровья солдат. Когда солдат умирал из-за болезни или лишался здоровья, я была в эпицентре боли, переживаний и как врач, и как жена Министра Обороны … Конечно, я знакома с проблемами здравоохранения в армии и изучала их на протяжении многих лет. Могу сказать, что основанная мной организация призвана помочь военным докторам сделать свою работу более эффективной, поощрять важнейшие достижения в сохранении здоровья солдат … Но это будет половина правды, если я не добавлю, что… я была свидетелем того, как потеря каждого солдата терзает сердце и душу Министра Обороны, и это обстоятельство также явилось большой мотивацией для создания общественной организации, которая сделает все в своих силах, чтобы поддержать здоровье каждого солдата и офицера.

Организация была основана совсем недавно, и было бы закономерно говорить о нем, когда структура выполнет какую-то работу и покажет свой почерк. Однако, поскольку мы являемся представителями общественных требований и интересов, мы должны ответить на вопрос людей- Кто есть Рузанна Хачатрян, кроме жены Сейрана Оганяна? Какая у нее биография? Какой путь она прошла, откуда она исходит,  является носителем каких ценностей?  Какова эффективность ее общественной деятельности и каковы ее ожидания?

— Отвечу с удовольствием. Мои родители оба из села Коти Ноемберянского района. Предки моего отца были священнослужителями, литературными людьми, известными просветительской деятельностью,  передовыми взглядами. Корни моей мамы исходят от меликов Шуши. Самой яркой особенностью этой династии является восстание и дух борьбы. Они горды, храбры, добродетельны. Существует великая, благородная история о моих дедах, которая передается из поколения в поколение. Семь турецких братьев одной из азербайджанских деревень недалеко от Коти удерживали армянское население в страхе и ужасе, вынуждали их платить “налоги”, захватывали их скот и убивали непокорных. Так убивают и сына дяди моего деда Оганнеса- Мелко. И отец моего деда Артем (их было пятеро братьев), решает отомстить. Пять братьев клянутся положить конец всем мужчинам из турецкой кровожадной семьи … Когда всех убивают, и остается только последний мужчина из семьи- Сари, отец моего деда зовет Оганнеса и говорит: “Ты должен убить Сари, это твой куш”. Сари, естественно, знал, что он- последняя цель, и он прятался. Мой дед подстерегал его месяцами и был убежден, что однажды он навестит жену и ребенка. И однажды, когда Сари приближался к своей жене и новорожденному ребенку, мой дед, прицелившись в него винтовкой, крикнул… “Сари…Он повертнулся в отчаянии и сказал, “Ты пришел, Оганнес?” ..”Я пришел, говорит мой дедушка, я пришел отомстить за Мелко”. И выстрелил… Кстати, наши люди никогда не били турок в спину, они не стреляли в невидимость, а как мой дед Оганнес, лицом к лицу, прямо, героически, кровью смывая пролитую кровь…

Я смотрю на Вас … вижу такие противоречивые эмоции на Вашем лице, и гордость, и боль и гнев, и жалость, и пафос и сожаление …

— История еще не закончена … Деду нужно было открыть пеленку, чтобы выполнить клятву, и если это был мальчик …

Я хотела бы, чтобы ребенок не был мальчиком …

-Это был мальчик…Турчанка поняла все и начала плакать. Дед посмотрел на сына турка и… не смог поднять винтовку. Затем произнес странную, непонятную фразу, сказав: “Пусть он вырастит и отомстит мне”.

Очевидно Ваш дед был уверен, что ребенок вырастит кровожадным, но, несмотря на это, он не смог поднять руку на беспомощного ребенка, даже если это турок…

-Я несу в себе свет благочестивого духовенства рода «Тертеранц» и непоколебимый дух рода “Меликанц”.

Вы вырасли в Коти?

-Мой отец был учителем-ученым, мама-экономистом. Они жили в Ереване, когда родилась я и мои две сестры (я средний ребенок). Но получилось так, что я родилась в Коти, и мой папа отметил это приятное обстоятельство в моем свидетельстве о рождении. Хотя мы жили в Ереване, но мы были очень тесно связаны с Коти, самые красивые и счастливые дни моей жизни прошли в горах Коти …

Наша квартира в Ереване была в квартале Силачи, дом был очень скромным, но полон любви, теплотой и гармонией. Я вспомнила наше пианино “Петроф”, которое купила моя бабушка, накопив пенсию в течение нескольких месяцев. И это драгоценное, великолепное пианино никак не формовалось в неприглядных стенах нашего дома и недорогой мебели …

Вы играете на пианино?

— Нет, моя сестра играет на пианино, я с отличием окончила музыкальную школу по классу скрипки. Кстати, общеобразовательную школу я также окончила с отличием. Я была жизнерадостным, активным, энергичным и светлым ребенком, дыханием всех школьных мероприятий. Я очень любила гуманитарные науки, языки, литературу и мечтала стать театральным критиком.

Перед интервью, естественно, меня заинтересовала Ваша биография и я выяснила, что Вы окончили школу физико-математического профиля. Кстати, почему Вы так и не стали театральным критиком?

-Моя старшая сестра училась в школе физико-математического профиля, а я училась в школе с французским уклоном.  Однажды моя сестра сказала: ‘Хорошо, что ты учишься не в нашей школе, тебе было бы  очень сложно, потому что наш Гёзалян … наш такой-то ..’… И все было решено в этот же момент. В следующем году я стала ученицей школы физико-математического профиля.

Ах вот оно что… Вы претенциозная …

-Да, я претенциозная. Мои цели всегда были отважными. Но я все преодолевала. Я работала  сверхчеловеческой силой, я подвергала себя лишениям, но никогда не оставалась на полпути.

Вы имеете в виду Ваше образование во Франции?

— Позвольте мне начать сначала и ответить на вопрос- почему я не стала театральным критиком. Моя мама мечтала, чтобы ее три дочери стали врачами, и ни одна из нас троих не осмелилась сопротивиться ей. Кстати, большинство моих родственников материнской линии — врачи. С высокими оценками окончив стоматологический факультет  Ереванского Медицинского Института, я начала работать. И это было время, когда французские доктора планировали обучать молодых армянских врачей именно в Армении. Я приняла  участие в конкурсе. В рамках этой программы из 70-и абитуриентов было выбрано  всего четверо, и одна из них была я. Знаете, я всегда стремилась достичь максимума, я никогда не жалела сил для достижения лучшего. Я требовательна сама к себе, трудности не могут сломить меня, если у меня есть вдохновение. Я человек эмоций, мне нужны ощущения, стимул, энтузиазм … Я не могу жить без величия, красоты, гордости … Я не хочу говорить о том, какие трудности я преодолела для учебы во Франции, какие титанические усилия стоят за всеми моими успехами и достижениями… Я сама заботилась о своих повседневных проблемах … Мне приходилось работать с утра до вечера, не позволяя никому жалеть меня или смотреть свысока (особенно моих зарубежных коллег). Я отказалась от жалкого бесплатного общежития и жила в красивой и уютной квартире, мои французские коллеги всегда видели меня в изящной одежде и в изысканным туалете … Иногда меня не прощали за это … Я эстет, люблю все красивое, и я решила специализироваться в области имплантологии. Перспектива даровать людям здоровую и очаровательную улыбку вдохновила меня. Одна врач- еврей, узнав, что я выбрала имплантологию, буквально бросила мне в лицо. “Имплантология … вашей нации нечего есть, вы хотите преподнести им шоколад?”

Я была в шоке. Она сильно ранила меня в душу … Теперь я думаю, что если бы не слова этой женщины, я не смогла бы преодолеть те сверхчеловеческие трудности, через которые мне пришлось пройти. Меня окружала армия недоброжелателей и маловерных. Я работала с невероятным усердием и освоила всю программу … Однако, мне не удалось преодолеть психологический барьер, и я заболела.

Вы не только человек воли, но и очень умная.

-Мне пришлось обратиться к психологу. Он посоветовал мне немного расслабиться и отдохнуть. Я приехала в Армению и совсем случайно встретила  Сейрана Оганяна.

Он был министром обороны Арцаха?

— Да. Я встретила его в доме французского консула. Он был в генеральской одежде, в нем было какое-то необычайное величие и поразительное очарование, какой-то сильный, твердый, честный, надежный акцент … Французы организовали званый обед. Рядом со столом, загруженным множеством бокалов, тарелок, столовых приборов, французы пристально смотрели на молодого генерала, который перенес войну, который являлся сыном той маленькой страны, которая хотя и обрела независимость, однако еще не была признана. Молодой генерал был выбран тамадой мероприятия. И мое сердце так сильно билось- сможет ли генерал моей страны с честью преодолеть это испытание? Я хотела, чтобы он был неотразим. Не хочу впасть в детали. Скажу только, что Сейран Оганян удивил не только меня, но и французов, своей деликатностью, манерами, культурой речи, интеллектом и юмором. Он был прекрасен. Я смотрела на улыбающиеся, восхищенные взгляды французов, и моя душа прославлялась ​​гордостью. Помню, когда один из гостей спросил Сейрана Оганяна,- устрицы были вкусными?, Вам понравилось?, генерал нежно улыбнулся и ответил,- да, особенно выжитый на них лимонный сок.

Меня так вдохновил этот героический, благородный и деликатный человек, от него исходила такая внутренняя сила, что отступили все мои оскорбления, сомнения, разочарования. Через несколько дней я вернулась во Францию и с отличием сдала экзамены. Когда все благополучно прошло, я, все-таки, поблагодарила ту еврейскую женщину, которая считала, что шоколад не для Армении. Потому что, если бы не было задето мое национальное достоинство, возможно, я не смогла бы справиться с трудностями.

Когда я беседовала с г-ном Оганяном, он сказал: “Стать героем не так уж и сложно, сложно сохранять образ героя каждый день, каждый час”. Хотелось бы узнать, человек ставший героем на поле боя- какой он в повседневной жизни? Обыкновенный, или исключительный, неординарный?

— Говорят, что люди и статуи отличаются друг от друга тем, что когда приближаешься к статуям они становятся больше, а когда приближаешься к людям, они становятся меньше. Сейран Оганян — один из тех исключительных людей, чем вы приближаетесь, он становиться больше. Возможно, именно по этой причине я никогда не воспринимала Сейрана Оганяна как обычного человека, мужа. Мое неприступное почитание доминировало во всех моих эмоциях. Сейран Оганян — драматическая фигура. Его мужество и сострадание, решительность и снисходительность, толерантность и чувствительность всегда создают внутренние разногласия, эмоции, ощущения… Для нас обоих нет большего подвига, чем отдать свою жизнь за родину, и нет большего человека, чем герой, готовый пожертвовать себя за родину.

Г-жа Рузанна, вы являетесь автором 20 научных работ, опубликованных не только в армянской, но и зарубежной периодике, а в 2014 году была опубликована монография “Вопросы здравоохранения в Вооруженных Силах Армении”. Вы советник министра здравоохранения, по линии военного здравоохранения, или?…

Когда Дереник Думанян был ректором Медицинского университета, мне предложили работу его советника. Кстати, моя докторская диссертация посвящена военной медицине и организации здравоохранения в силовых структурах. А когда Дереник Думанян был назначен министром здравоохранения, он снова пригласил меня работать с ним. В качестве советника министра, моя деятельность связана с вопросами здравоохранения силовых структур.

Какими вопросами будет заниматься “Армянская ассоциация военных докторов”?

— Организация предоставит возможность военным врачам с кафедры выступать перед аудиторией, говорить о своих проблемах, заботах, достижениях, успехах и находить эффективные способы решения проблем. Организация станет местом встречи для врачей силовых структур, давая им возможность сотрудничать, становясь стимулом для новых идей и мыслей. Мы также сможем интегрироваться с нашими партнерами в области гражданского здравоохранения для установления международных связей. Мы постараемся найти пути развития научного понимания военной медицины, чтобы помочь увеличить число военных врачей, занимающихся наукой. В конце концов, важнейшая “цель” всех этих программ — поддерживать и восстанавливать здоровье солдата. Я также подчеркиваю пропагандистско-информационную деятельность. Люди должны узнавать военных врачей, того доктора, который стоит на первой линии фронта рядом с солдатом, который является и воином, и врачом. Те преданные люди, которые спасли жизни тысячи солдат во время Арцахской войны, совершили ряд исключительных операций под открытым небом и продолжают работать с той же самоотверженностью по сей день. Надо отдать должное военным врачам, поощрять их.

Г-жа Рузанна, я желаю Вам всего наилучшего во всех Ваших начинаниях.

Интервью вела Гаяне Погосян